Обращение к читателям

Примите часть силы моей и душевной теплоты как от военного профессионала.

Время такое, что с каждым днём жизнь становится всё тяжелее и менее радостной.

Мне уже пошёл 68-ой. Одна рука пишет эссе, а другая мысленно не выпускает АКМ.

Не спится соседу северному в столице златоглавой. Серьёзно нацелился на землю нашу.

Ему посвящаю свой новый сборник с названием «Путиниана».

Шестнадцать коротких рассказов глазами украинского патриота, в двадцять втором

поколении потомка славного рода запорожского Воскобійників.

Время пройдёт и напишут такого, что хоть стой или … лечи наших правнуков.

Я пишу о том, что вижу извилинами, а не глазами кремлёвской путаны.

Цель поставил простую - докопаться до истины диктатора соседнего.

Не исключаю, что могу немного ошибиться.

С уважением, Виктор Борисович.

среда, 7 декабря 2011 г.

Битвы за Харьков 1941-1943 гг.

Первое сражение за Харьков (конец октября 1941 года)


Предыстория
После ведения почти четырехмесячных боев с войсками РККА вермахт прочно владел инициативой и не снижал темпы наступления. Немцы умело использовали  «ахиллесову  пяту» командиров советских дивизий и корпусов: стыки флангов дивизий и корпусов, слабая радиосвязь, низкие профессиональные навыки командиров-скороспелок высшего и среднего звена в результате предвоенных репрессий командного состава РККА,  когда по неполным данным было уничтожено более 60 тысяч маршалов, генералов и  офицеров.
В середине октября 1941 года части вермахта подошли к Харькову на расстояние до 50 километров с трёх сходящихся направлений. Немцам противостояла 38 армия, которая  отступала к заранее подготовленному внешнему рубежу обороны Харькова. Внешняя оборона была сделана качественно. Она имела сплошные линии окопов до 40 км, свыше 250 артиллерийских подготовленных позиций, около 1000 пулемётных дзотов и блиндажей, 3 тыс. противотанковых ежей и надолбов, 12 км инженерных проволочных заграждений под электрическим током, что тогда было новинкой у нас. Внутренняя оборона города не уступала внешней: из трамваев были сооружены несколько сотен баррикад, 43 городских моста были заминированы, была налажена связь с помощью городской телефонной станции.  Даже в условиях полного окружения город мог удерживаться в течение длительного периода.
К этому времени сложилась катастрофическая ситуация в полосе обороны соседних фронтов, что привело к возросшим темпам наступления войск противника на московском направлении. Надо было «затыкать дыры» и в очередной раз спасать столицу СССР. Из состава 38 армии забрали три дивизии и две танковых бригады в резерв фронта, перенацелили соседние армии. В результате уполовиненная 38-я армия, отходя к Харькову,  растягивала свой фронт обороны на 50 километров за счёт удлинения своих флангов. Противник быстро провел перегруппировку, сосредоточил на харьковском направлении ударные силы 6-й и 17-й армий, которые повели энергичное преследование, расчленяя войска на стыках.
Ход боевых действий
По планам штаба фронта, 38-я армия должна была до 23 октября удерживать свои позиции на расстоянии 30-40 километров от Харькова, но немцы уже 19 октября захватили ключевой пункт харьковской обороны - Люботин, а 20 - достигли пригородов Покатиловки и Песочина. Контрудар наших войск был отбит с большими потерями с нашей стороны.  В результате 101-я лёгкая дивизия вермахта заняла Дергачи, а части 11-го армейского корпуса 17-й немецкой армии — Змиев. Харьков оказался в полуокружении, охваченный с трёх сторон противником. Немцы развили  успех, отбросив наши 76-ю горнострелковую и 300-ю стрелковую дивизии, что оголило оборону города на северном и южном участках. Немецкие войска получили возможность беспрепятственно занять пригородный рубеж обороны.  Командарм приказал 216-й стрелковой дивизии, основному соединению харьковского гарнизона, ночью покинуть город и выдвинуться в район Пересечного для организации обороны. Комдив и командиры полков с поставленной задачей не справились. Ночной  марш-бросок был сорван, возникла паника. Пришел приказ возвратиться назад на исходные позиции. Один из полков заблудился и был найден только через полтора суток. Из дивизии дезертировало до 30 % личного состава, призванного в начале октября, что привело к значительному снижению ее боеспособности и появлению паникерских настроений.
К исходу 20 октября 1941 года немецкие войска вышли к городским окраинам Харькова, а советские части не имели сплошной линии обороны. В этот же день штаб Юго-Западного фронта получил приказ из Генштаба удерживать район Харькова в течение двух—трёх дней. Командарм взял на себя руководство обороной города, подчинив себе штаб обороны Харькова, возглавляемый генерал-майором И. И. Маршалковым. В результате защитники Харькова начали получать приказы от двух командиров, не говоря уже  о том, что они нередко противоречили друг другу. В итоге:  преждевременный взрыв  электростанций города еще до начала боев вывел из строя 12 км оборонительных электрозаграждений, а взрыв центральной телефонной станции лишил войска гарнизона  возможности оперативного получения информации и управления войсками в ходе боевых действий в городе, т.к. средств радиосвязи  харьковский гарнизон не имел.
На 22 октября немцы наметили штурм города силами 55-го корпуса, усиленного двумя пехотными дивизиями и частями тяжёлой артиллерии. Гарнизон с целью срыва немецкого наступления нанес контрудар силами 57-й бригады НКВД и двух полков 216-й стрелковой дивизии в направлении Куряж-Песочин. Весь день шли упорные бои, наши части понесли серьезные потери. В результате действий  харьковского гарнизона удалось передвинуть наступление немцев на 23 октября в полдень по берлинскому времени.
Характеристики сражающихся сторон перед штурмом
Атакующая группировка войск противника. Три немецких дивизии, в резерве была еще одна полнокровная дивизия. Наступающим пехотным дивизиям для штурма были приданы дивизионы мортир калибра 211 мм и противотанковые средства - батареи крупнокалиберных  зенитных орудий. Надежная радиосвязь в оперативно-тактической цепи управления корпус-дивизия-полк-батальон.
Гарнизон обороняющегося Харькова. 57-я стрелковая бригада НКВД - высокая боеспособность, вооружена автоматическим оружием.  216-я стрелковая дивизия - создана три недели назад из призывников и тыловиков, хорошо вооружена, боевая подготовка слабая, некомплект более одной трети из-за дезертиров и боевых потерь.  Харьковский полк народного ополчения, отдельные батальоны местных стрелковых войск – добровольцы из местного населения, на вооружении винтовки, боевая подготовка слабая. Бронетанковый отряд -   47 танков устаревших типов (25—Т-27, 13—Т-16, 5—Т-26, 4—Т-35). Артиллерия - 120 орудий  и миномётов. Общая численность защитников – около 20 тыс.
Динамика боевых действий
С утра 23 октября немцы провели успешную разведку боем на западной окраине города и захватили район Новая Бавария. Перед общим наступлением в полдень противник провел артиллерийскую подготовку. Три  дивизии вермахта одновременно пошли в наступление.  57-я стрелковая бригада  НКВД  остановила наступающую с  юга легкую пехотную дивизию немцев и нанесла ей ощутимые потери. Нашу 216-ю стрелковую дивизию немцы выбили из окопов первой линии обороны. Под ударами противника она с нарастающими темпами отступила к железной дороге в районе Холодногорского путепровода.  101-я легкая пехотная дивизия вермахта добилась наибольшего успеха после обеда. Она прорвалась к западному берегу реки Лопань. Попытка немцев прорваться в город с севера  по Белгородскому шоссе была успешно отражена отрядами городского ополчения.
Итоги первого дня. Противник захватил западные районы города, вышел к железной дороге, проходящей через Харьков с севера на юг, и на западный берег реки Лопань. Последнее представляло большую угрозу. На командный и личный состав РККА оказала сильное гнетущее впечатление бесславная судьба Юго-Западного фронта месяц назад во главе с командующим генерал-полковником  М. П. Кирпоносом  попавшим в окружение.  Офицеры и солдаты панически боялись окружений, памятуя их судьбу. Поэтому комдив 216 сд, опасаясь окружения, самостоятельно принял решение отступить и перебросил свои части через реку, заняв вторую подготовленную линию обороны. Командарм 38 А, узнав об этом, приказал комдиву на следующий день вернуться на западный берег реки и выбить немцев из города. Приказ не был выполнен, т.к. саперы уже начали подрыв мостов, а плавсредств для форсирования реки у комдива не было.
24 октября 1941 года немецкие войска утром вышли к берегу реки Лопани. Из 43 заранее заминированных мостов несколько, в том числе центральный Большой Лопатинский, не были взорваны. За них развернулись ожесточенные бои. Южнее немцы форсировали реку и продолжили свое наступление к центру города, где ополченцы около пяти часов удерживали оборону. Бригада НКВД успешно отбивала атаки 100-й лёгкой дивизии вермахта. К 15.00 немцы захватили центральные районы города и окружили несколько оставшихся очагов обороны. Из последних резервов  была создана группа, которая контратаковала противника, чтобы помочь сражавшимся, но была остановлена артиллерийским и пулеметным огнем.
Вечером немцы вышли к восточным окраинам города. Остатки обороняющегося гарнизона, сосредоточившиеся  в районе Сабуровой дачи, по приказу командира 216-й стрелковой дивизии Д. Ф. Макшанова начали уходить на восток. Комдив не знал, что еще утром командарм 38 А снял его с должности и назначил на его место комбрига Ф.Ф. Жмаченко. Двоевластие длилось еще два дня. Ночью 25 октября на возможных путях отхода войск командующий гарнизоном генерал-майор И. И. Маршалков  и новый комдив   Ф. Ф. Жмаченко выставили заградотряды, которые задерживали отходящие войска. За ночь набралось два полка, которые заняли оборону около тракторного завода.  25 октября 55-й армейский корпус занимался подавлением последних очагов сопротивления, тушением пожаров, разминированием стратегических объектов. Поэтому активность боевых действий в районе ХТЗ ограничилась столкновениями с немецкими разведподразделениями и редкими атаками передовых частей противника. Когда стемнело, войска, обороняющие Харьков, отошли за реку Северский Донец.
Причины поражения
Организованной крепкой обороны не было. Резервов не было. 216 сд, деморализованная неудачным ночным маршем накануне боев, после непродолжительного сопротивления была выбита немцами из окопов и панически отступала из города. Из-за отсутствия средств связи штаб обороны города потерял управление через несколько часов с начала общего немецкого наступления на город. Бои приняли очаговый характер, которые подавлялись противником. Прямое командование обороной Харькова со стороны командарма 38 А и непосредственное руководство командующим силами гарнизона генерал-майором И. И. Маршалковым привело к получению подчиненными частями противоречивых приказов, что повлекло за собой  несогласованность боевых действий.  
Потери сражающихся сторон
Наши войска в ходе боев по обороне города Харькова потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести (в этот показатель входят и дезертиры) около 13 000 человек.
Немцы непосредственно в боях за Харьков потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести около 1 000 человек. Соотношение потерь 13 : 1. Если из наших потерь убрать дезертиров, то реальное соотношение будет немногим более 10 : 1.

 

Второе сражение (май 1942 года)

События с 25 мая по 15 июня 1942
Предыстория
В январе месяце 1942 года войска Юго-Западного фронта провели успешное наступление в районе Изюма, в результате которого был создан Барвенковский плацдарм на западном берегу реки Северский Донец глубиной до 100 км. Это давало потенциальную возможность подготовить наступление с плацдарма с целью освобождения первой столицы Советской Украины  города Харькова и важного промышленного центра - города  Днепропетровска.   Из резервов Ставки в распоряжение маршала Тимошенко, командовавшего войсками  Юго-Западного направления, были переданы 10 стрелковых дивизий, 26 танковых бригад и 18 артиллерийских полков.
Наши силы. К началу майского наступления на харьковском направлении было сконцентрировано  640 тыс. солдат и офицеров, 900 самолетов и 1200 танков.   Начало наступления планировалось на 12 мая.
Силы противника.    Группа армий «Юг» под командованием фельдмаршала Бока, в состав которой входили  две общевойсковых армии (6 А, 17А) - и одна танковая (1 ТА). Немцы заканчивали подготовку операции "Фредерикус"» по ликвидации барвенковского выступа. Начало наступления планировалось на 18 мая, т.е. через шесть дней после нашего.
Замыслы фронтовых операций
РККА. Двумя сходящимися ударами окружить 6А немцев в районе Харькова. Дальнейшее наступление вести на Днепропетровск и Синельниково.
Вермахт. Ликвидировать барвенковский выступ, подрезав его встречными ударами вдоль  западного берега реки Северский Донец, и выровнять линию фронта. В связи с опережающим наступлением советских войск замысел был расширен до окружения группировки войск РККА под Харьковом и ее уничтожения.
Ход боевых действий
12 мая был нанесен одновременный удар силами фронта по немецким войскам с двух направлений. На севере с рубежа Белгород-Волчанск и на юге с барвенковского плацдарма с рубежа Лозовая-Балаклея. За пять дней советские войска значительно потеснили 6 А вермахта. Северное крыло наступающих советских войск подошло к Харькову. Южное крыло вышло к Чугуеву и Мерефе, где завязло в упорных боях.
17 мая. Северный и южный фланги наступающих советских войск не смогли соединиться.  17 мая немцы нанесли контрудар в тыл наступающим советским войскам и прорвали оборону 9 А Южного фронта. Силами  1 ТА при непрерывной поддержке бомбардировочной авиации  немцы подрезали с юга барвенковский плацдарм. Маршал С.К.Тимошенко, командующий Юго-западным направлением, доложил о произошедшем в Москву и попросил подкреплений. Начальник Генерального штаба Василевский предложил отвести войска с барвенковского выступа. Сталин связался с Хрущевым, и тот его успокоил. Сталин не дал разрешения на отступление.
18 мая 1 ТА немцев увеличила темпы наступления. Над советскими войсками на барвенковском плацдарме нависла угроза окружения.  Вновь начальник Генерального штаба Василевский уже настойчивее предложил отвести войска с барвенковского выступа. Его не послушали, т.к. он был недавно назначен на эту должность. Тем более, что  командующий и Член военного совета Юго-западного направления, Тимошенко и Хрущёв  доложили Сталину, что угроза со стороны южной группировки вермахта преувеличена. Сталин не разрешил отводить войска.
23 мая значительная часть наступающих частей РККА  были окружены в районе Мерефа-Лозовенька-Балаклея. Через два дня окруженные части начали непрекращающиеся массовые атаки пехоты в восточном направлении, чтобы выйти из окружения.  Они понесли большие потери, но вырваться не смогли. Попытки прорыва окружения с востока продолжались до 30 мая. Прорвать немецкую оборону не удалось ни с внутренней стороны, ни с внешней. Из котла вышла с боями в районе села Лозовенька, понеся большие потери, сводная группа генерал-майора Кузьмина, состоявшая из остатков двух танковых корпусов, пяти бригад и выживших из 6-й и 57-й армий. Из «барвенковской западни» смог вырваться только каждый десятый из окружённых. Советские потери составили более четверти миллиона человек.


Причины поражения
1. Эйфория после победы под Москвой, породившая «шапкозакидательство» и надежды на возможность достижения победы уже в 1942 году. 
2. Нарушение «золотого» правила - перед наступлением собирать войска, а не «разбазаривать». Так, командующий фронтом в конце апреля перебросил дивизию из 9-й армии на ворошиловградское направление.   
3. Перед генеральным наступлением не ведут «частных» боев.  Командарм 9-й  армии в период с 7 по 15 мая проводил частную операцию по овладению сильно укрепленным узлом сопротивления в районе Маяков. Были привлечены значительные силы армии, в том числе почти все армейские резервы и 5-й кавалерийский корпус, составлявший резерв фронта. Операция в районе Маяков оказалась безуспешной, привлеченные для ее проведения резервы понесли большие потери и к началу перехода 1 ТА немцев в наступление 17 мая не успели перегруппироваться и занять место в оперативном построении армии для обороны.    Оборона  9 А была прорвана в первый же день немецкого наступления.
4. Оборонительная полоса  всех наших войск была слабой, особенно в противотанковом отношении. Она имела глубину от 3 до  4 км, а у немцев - от 20 до 25 км.
Потери
Советские потери составили 270 тыс. человек, из них 171 тыс. — безвозвратно.
Катастрофические последствия
В результате поражения под Харьковом оборона наших войск на южном участке стала очень слабой. Фюрер и немецкое командование быстро воспользовались этим и реализовали план «Вариант Блау», предусматривающий одновременное наступление по двум стратегическим направлениям — на Кавказ и на Волгу.
28 июня 4-я ТА устремилась к Дону. 7 июля немцы захватили правобережную часть города Воронежа. 4-я ТА повернула  на юг и стремительно двинулась на Ростов между Донцом и Доном, громя по дороге отступающие части Юго-Западного фронта. Только в плен было захвачено более 200 тыс. человек.
Через месяц пал Севастополь,  державший оборону почти год. Перепуганная Ставка ВГК вывезла из Севастополя только командование, партийное руководство, секретные документы, деньги и почти полтонны наград. 95 тысяч героев-защитников бросили на «милость» фашистам. Так Крым стал немецким.
Через два месяца вермахт захватил Ростов-на-Дону и открыл путь к кавказской нефти,   6-я армия Паулюса в бинокли рассматривала Сталинград, а в РККА - ввели приказ № 227 «Ни шагу назад!», а если сделал, то – расстрел на месте.
Третья битва за Харьков (февраль 1943 года)
Предыстория
После разгрома немцев под Сталинградом, на Дону и Кавказе в наших штабах  появилась уверенность, что немцы не оправятся от этих поражений и наступило долгожданное время, когда их можно будет гнать на запад.  Повторялась ситуация, как после победы под Москвой, породившая «шапкозакидательство».
Замыслы фронтовых операций РККА 
Последовательное проведение с конца января по февраль двух операций. Первая. Силами правого крыла Юго-Западного и Воронежского  фронтов провести наступательную операцию по освобождению Харькова. Вторая. Затем осуществить  операцию «Скачок» по освобождению Донбасса.
Вермахт
Генерал-фельдмаршал Манштейн подготовил операцию по окружению наступающих советских войск и их уничтожению, получившую название «оперативный план Манштейна» после утверждения Гитлером.
Ход боевых действий
В конце января 1943 года войска правого крыла Юго-Западного фронта перешли в наступление. Советские войска успешно продвигались к цели. Были освобождены Купянск, Лозовая, Изюм, Балаклея. Нащупав слабое место в обороне немцев, прорвали оборону и обошли Харьков с юга. Спустя неделю войска Воронежского фронта 2 февраля также начали наступление на Харьков. За неделю успешных боев две общевойсковых и одна танковая армия достигли Харьковской области  и овладели районным центром Волчанск.
Группа армий "Юг" теряла города и села. Ставка фюрера была крайне взволнована потерями крупных территорий. Гитлер 6 февраля лично прилетел в Запорожье и устроил выволочку  генерал-фельдмаршалу Манштейну. Когда фюрер выдохся, Манштейн спокойно сказал, что  чем дальше русские продвинутся на запад и юго-запад, тем лучше для Германии. Фюрер онемел, а фельдмаршал коротко изложил свой план последующих победных действий. Он убедил Гитлера в своей правоте. Фюрер одобрил внесенные предложения и окрестил их как «гениальный план Манштейна».
Наши разведки – две фронтовых, армейские и дивизионные не сработали. После взятия Павлограда в немецком фронте образовался разрыв. Советским войскам открывалась дорога на Днепропетровск и Запорожье.  В ночь на 16 февраля немцы под угрозой окружения вывели войска из Харькова. Оба советских фронта вели успешное наступление, все дальше продолжая залазить в подготовленный Манштейном «мешок».  Ставка, оценив сложившуюся ситуацию, ввела в действие операцию "Скачок", чтобы не допустить отхода противника за Днепр.
17 февраля Ватутин направил на Днепропетровск 1-й гв. танковый корпус, на Запорожье - 25-й танковый корпус, на Мариуполь пошла  подвижная группа генерала Попова, которая должна была зажать в клещи немецкие войска с востока.
19 февраля наши войска освободили Синельниково.
К этому времени немецкие войска закончили подготовку к действиям по "гениальному оперативному плану Манштейна".
На рассвете 20 февраля 1-й тк СС и 40-й тк 1-й ТА перешли в наступление против войск Юго-Западного фронта. Генерал Ватутин не сумел правильно оценить сложившуюся обстановку и перейти к обороне.  23 февраля 1-й тк СС соединился в Павлограде с передовыми частями 48-го тк. Немцы надежно окружили три корпуса – два танковых и один кавалерийский, которые шли на Днепропетровск, Запорожье и Мариуполь.  Спасти их возможности не было. В праздник 25-й годовщины РККА командующий фронтом генерал Ватутин понял замысел Манштейна, который дал возможность советским войскам двух фронтов ввязаться в сражения, остаться без резервов и тогда нанес контрудары. Ватутин сразу обратился в Ставку с предложением немедленно отвести свои соединения за Северский Донец и организовать прочную оборону. Через два дня Сталин дал разрешение, но только правому крылу фронта.  За два дня немцы разгромили  18-й тк из группы Попова, который  самостоятельно принял решение вывести войска из-под удара. Прикрывал отступление группы 4-й тк. Генерал Попов оставил Красноармейск и Краматорск, с боями вывел свои части  за Северский Донец, а 27 февраля получил соответствующее разрешение Ставки. К 3 марта войска Ватутина завершили отход, на восточном берегу реки Северский Донец образовали прочный фронт на рубеже Балаклея – Красный Лиман и остановили наступательные действия противника.
Бои продолжались. 28 февраля три дивизии 1-го тк СС были перенацелены на действия против войск 3 ТА Рыбалко. Сходящимися ударами они взяли в клещи советскую группировку в треугольнике Кегичевка – Красноград – река Берестовая. В окружение попали   6-й гв. кк, 12-й и 15-й тк, 111-я, 184-я, 219-я сд. Уже находясь в окружении, они получили приказ на отход. Наши войска пошли на прорыв в направлении Тарановки и вышли из окружения. После выхода к своим их отправили в тыл на переформирование, т.к. они понесли большие потери. Разгромив 3 ТА, немцы  открыли путь на Харьков.
4 марта 1-я и 2-я тд СС атаковали в районе Тарановки  позиции 25-й гв. сд. Лобовая атака позиций к победе не привела. Манштейн принял решение атаковать стыки армий.  Две лучшие танковые дивизии "Лейбштандарт СС Адольф Гитлер" и "Мертвая голова" ударили  в стык между 3-й ТА и 69-й А. Позиции советских войск были быстро прорваны, заняты  населенные пункты Валки и Ольшаны. За сутки разрыв расширили до 60 километров.
10 марта бои разгорелись на окраинах Харькова.  В бой Манштейн бросил лучшие силы.  В Харьков ворвались танково-разведывательный батальон, 1-й и 2-й мотопехотные полки тд "Лейбштандарт СС Адольф Гитлер".  Дивизия СС "Рейх" с тяжелыми боями продвигалась к железнодорожному вокзалу, чтобы расчленить оборону города. Танковая дивизия  "Мертвая голова" обогнула Харьков с севера и взяла Чугуев. Были окружены войска харьковского гарнизона: три стрелковых дивизии, 17-я стрелковая бригада НКВД, две отдельных танковых бригады. В котле в районе Богодухова сражались три сд из 40 А, а остатки 40 А – потрепанные 5 гв. тк, 100-я и 309-я стрелковые дивизии отступали к  Белгороду, отбиваясь от гренадерской мотодивизии "Великая Германия". В Харькове четыре дня шли  ожесточенные бои. Командовавший гарнизоном генерал-майор Е.Е. Белов принимал все меры к удержанию Харькова.  15 марта Белов получил от генерала Рыбалко приказ выходить из окружения. К этому времени гарнизон города был расчленен немцами на две отдельные части. Защитники Харькова вечером 15 марта прорывались самостоятельными группами под командованием генерала Белова и полковника Рудькина. Прикрывала прорыв 62-я гв. сд генерал-майора Г.М. Зайцева. Вырвавшись из города, они с боями прошли 30 километров, форсировали Северский Донец и соединились с войсками генерала Ватутина. Немцы продолжали преследование наших войск, отходящих на Белгород, который взяли 18 марта. Дальше продвинуться немцы не успели, потому что их остановил непреодолимый враг - весенняя распутица (из воспоминаний Манштейна).
Причины поражения
1. Эйфория, как и в прошлый раз, но уже хроническая. Только эта была вызвана победой под Сталинградом, а предыдущая – победой под Москвой. Наше руководство считало, что враг разбит, и наступательные операции стратегического масштаба ему уже не по силам.
2. Слабо сработала войсковая разведка. Нужную информацию предоставила советская агентурная разведка, но к ней  отнеслись с сомнением.
3. Не придали должного значения информации оперативного управления Генштаба, которое отслеживало и постоянно «вело» каждую немецкую дивизию, что 40-й, 48-й и 57-й немецкие танковые корпуса не разбиты, что под Харьков переброшен свежий танковый корпус СС, состоящий из элитнейших танковых дивизий вермахта - "Лейбштандарт СС Адольф Гитлер", "Мертвая голова» и «Рейх».
Потери
Безвозвратные людские потери  составили 45219 человек (13,1 % от первоначального состава 345900 человек). Санитарные потери составили 41250 человек. Общие потери — 86469 человек. Среднесуточные потери за 22 суток боёв — 3930 человек.
После третьего поражения под Харьковом наступило очередное «отрезвление» у Ставки, командования направлений и фронтов. Полководцы избавились от эйфории и стали реально оценивать противника и себя. Благодаря этому на высоком оперативно-стратегическом уровне была подготовлена и проведена Курская битва.
Четвертая битва за Харьков
В советской и современной российской историографии Курскую битву принято разделять на три части:
1. Оборонительная – Курская операция с 5 по 23 июля;
2. Наступательная – Орловская операция с 12 июля по 18 августа;  
3. Наступательная - Белгородско‑Харьковская с 3  по 23 августа.   
По  последним данным вермахт потерял в Курской битве 30 отборных дивизий, в том числе 7 танковых, свыше 500 тысяч солдат и офицеров убитыми и ранеными, 1,5 тысячи танков, более 3,7 тысяч самолетов, 3 тысячи орудий. У советских войск общие потери составили 863 тыс. человек убитыми и ранеными. Потери в танках около 6 тысяч. Не удивляйтесь большим потерям в танках. Во время битвы под Курском впервые в истории войн сражалось во встречном бою под Прохоровкой более 1200 танков. За три недели Белгородско-Харьковской наступательной операции  было потеряно 1864 танка.
Для правильного понимания ряда действий в ходе боев вокруг  и на территории Харькова  надо учитывать воздействие политических и личностных факторов.
Политические факторы. На 17 августа 1943 года была назначена в городе Квебеке (Канада)  конференция, на которой президент США Ф. Рузвельт и  премьер-министр Великобритании У. Черчилль должны были принять окончательное решение о дате  открытия второго фронта, в чем был очень заинтересован Иосиф Сталин. Лучшим фактором воздействия на принятие «правильного» решения о дате открытия второго фронта должно было быть освобождение города Харькова до 24 августа, последнего дня работы Квебекской конференции. Для Адольфа Гитлера победа под Харьковом укрепила бы позиции немецкого лобби в руководящих кругах Болгарии и Турции.
Личностный фактор. Мировая пресса внимательно следила за развитием боевых действий под Харьковом, столицей Донбасса. Все прекрасно понимали важность этого экономического региона: уголь, лучшая в мире руда, производство металла, изготовление вооружения от винтовок до танков, ремонтная база и людские ресурсы. Поэтому этот важнейший военно-промышленный центр уже три раза  принадлежал Сталину и три раза Гитлеру. Кто же будет в четвертый раз хозяином? Проигравшему вождю была уготована роль «козла отпущения».  Поэтому подчиненные вождям генералы получили противоположные приказы – «Харьков взять!» и «Харьков не сдавать!». Это привело к тому, что командующий Степным фронтом генерал-полковник Конев три раза отдавал приказ о штурме Харькова: 10, 15 августа и в ночь с 22 на 23. Редкий факт в истории Великой Отечественной войны.
5 августа наши войска после ожесточённых уличных боёв  овладели городом Белгород. Первая часть операции была успешно выполнена.
7 августа 1-я ТА  (Катуков), пройдя за пять дней боев более 100 км, захватила  крупный узел дорог — город Богодухов. Она нависла над Харьковом с севера.  Войска Степного фронта, прорвав пять оборонительных рубежей немцев, соединились с армией Катукова и нависли над Харьковом с северо-востока. 5-я гв. А (Жадов) и 5-я гв. ТА (Ротмистров) выбили немцев из крупных опорных пунктов - Казачья Лопань и Золочев, прикрывающих Харьков с северо-запада, и прикрыли правый фланг Степного фронта с запада. Сопротивление немцев возрастало.
9 августа 53-я А (Манагаров), 69-я А (Крюченкин) и 7-я гв. А (Шумилов) с тяжелыми боями вышли на рубеж Слатино-Липцы-Весёлое.
Гитлер отдал приказал: "Харьков удержать!" и возложил его на генерала танковых войск Эрхарда Рауса, который с боями медленно отступал к внешнему оборонительному поясу Харькова. У Рауса было шесть дивизий, которые к моменту занятия харьковских позиций были здорово потрепаны советскими войсками. Зная это, Гитлер 11 августа перебросил в Харьков элитную берлинскую 3-ю танковую дивизию, которая действовала на левом открытом фланге 11-го корпуса в окрестностях Харькова. Слева от нее была брешь в линии фронта, которую осторожно заполняли войска генерала Ватутина, опасаясь одновременных фланговых ударов со стороны немецких 8 А, 4 А, оперативной группы Кемпфа и берлинской 3 тд.
Ватутин принял решение блокировать угрозу флангового удара и развернул 5-ю гв. А и 5-ю гв. ТА против западного участка фронта 8-й А, где дивизии СС удерживали фронт под углом в сторону юго-запада от Харькова. Одновременно 57-я А разгромила слабый восточный участок обороны 8-й армии на правом берегу Северского Донца между городами Чугуев и Змиев. К середине августа битва приобрела «дивизионный» характер. Советские дивизии активно «грызли» оборону фашистов.
Типичный пример тех дней. 94 гв. сд  с 13 по 19 августа вела упорные бои на северо-восточной окраине Харькова, в районе населенных пунктов Шишкино, Коммуна имени Дзержинского, колхоз «Червони зори», Харьковское пограничное училище войск НКВД, нанося противнику ощутимые удары.
Были и удачные прорывы. Наши танкисты прорвали оборону 848-го немецкого гренадерского полка. Используя возникшую панику у немцев, прорвались на территорию Харьковского тракторного завода. Когда советские танкисты въехали на танках в цеха, то увидели мирную картину -  работали сталевары, стучали кузнечные прессы, аккуратно были сложены готовые запчасти для немецких танков.
Тактический успех не был развит. Немцы быстро подтянули резервы, отбили штурмом завод, вытеснили танкистов из города за пределы своей передовой. Город был окружен советскими войсками, остался лишь узкий коридор.
17  августа начались переговоры наших союзников в канадском городе Квебеке. Сталин решил оказать на них «легкое моральное давление» успехами на советско-немецком фронте. Поступил очередной приказ Сталина: "Город должен быть взят незамедлительно".
18 августа генерал Ватутин для отвлечения внимания немцев в неподготовленное наступление  послал 57-ю пехотную дивизию, удерживавшую участок между Ахтыркой и Сумами. Противник встретил атаку советской пехоты мощным огнем артиллерии, минометов и танков. К полудню дивизия потеряла всех командиров взводов и рот, почти весь сержантский состав. Командиры полков и батальонов потеряли управление. Солдаты  сбежали с поля боя. Два дня в линии нашего фронта зияла «дыра» примерно в 15 км.
19 августа на рассвете в бой на Харьков в неподготовленное наступление пошла 5 гв. ТА. Неся потери от массированного заградительного огня немцев, танки Ротмистрова вышли тремя клиньями  на главную дорогу Ахтырка- Харьков и понеслись в лобовую атаку.  Они храбро атаковали, но оказались под огнём противотанковой артиллерии  и тяжелых зенитных орудий. На танкоопасных направлениях немецкой обороны города Харькова было размещено 80 противотанковых групп. На поле битвы осталось сто восемьдесят четыре подбитых Т-34.
20 августа огромный танковый клин из 200 Т-34  пошел в наступление вдоль железнодорожного полотна, ведущего на Харьков.  Атаку немцы опять отбили.
В третью атаку танки генерала Ротмистрова пошли незадолго до полуночи.  Советские танкисты смело и решительно прорвались через противотанковую оборону фашистов, но нарвались, на ожидающие их в засаде немецкие танки. Выстрелы в упор, тараны на полной скорости, горящие и взрывающиеся танки сопровождали ночную битву двух танковых армад. К западной окраине Харькова из 5 гв. ТА дошли  три последних танка Т-34.
Так, полностью полегла в пригородных боях за город Харьков 5 гв. ТА.
Части 11-го немецкого корпуса  за двое суток боев понесли тяжелые потери в личном составе и бронетехнике.
Немцы отстояли Харьков. Фюрер постоянно категорически требовал от Манштейна не сдавать Харьков.  Его поличические аргументы были весомыми - "Сдача этого города может иметь серьезные политические последствия. От этого зависят позиция Турции и позиция Болгарии. Если мы оставим Харьков, то потеряем лицо в Анкаре и Софии".
Генерал-фельдмаршал фон Манштейн прекрасно понимал, что полное окружение Харькова близится. Тогда русские пройдут мимо окруженного гарнизона к Днепру и ударят по тылам 8-й армии. Манштейн принял решение, что лучше потерять город, чем армию и стратегическую инициативу. История подтвердила правоту фельдмаршала-провидца. 22 августа он приказал харьковскому гарнизону оставить центр города.  Немцы организованно отступили по южному коридору во второй половине дня 22 августа, оставив арьергард, который прикрывал отход.
23 августа в 2 часа ночи советские войка начали штурм. К утру советские войска оттеснили немецкий аръергард из центра города. В 4 ч. 30 м. 23 августа по Сумской улице вышли на площадь Дзержинского подразделения 227-го стрелкового полка и его  командир майор Сажинов водрузил на одном из зданий Красное знамя. Гвардейцы 89-й Белгородской стрелковой дивизии, прорвавшись по Клочковской улице в центральную часть города, водрузили Красное знамя на здании Госпрома.
Немцы организованно отступили и закрепились на окраине города в районе  Новой Баварии и на  аэродроме. Ежедневно вели вялый огонь по центру из орудий и минометов, напоминая о своем присутствии.
Военно-техническая справка. Немцы стреляли из минометов Granatwerfer 42, точной копии советского 120-мм миномёта обр. 1938 г. В 1941 году немцы захватили в качестве трофеев несколько сотен исправных советских 120-мм миномётов обр. 1938 г., а в оккупированном Харькове к ним попала и технологическая документация на этот миномёт. После проведенных испытаний было принято решение о начале производства подобного миномёта для вермахта. В 1943 г. по штатам дивизии вермахта должны были иметь: в пехотных дивизиях по 24 шт., танковых - по 16 шт. 120 мм миномётов обр. 1942 г. Максимальная дальность полета мины 6050 м.  
Следовательно, если в центре Харькова разрывались немецкие мины, то позиции минометных батарей находились на расстоянии не более 6 км, т.е. в черте города. Почему я концентрирую ваше внимание на этом моменте?
Выдержки из Приказа  № 4
Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза И. Сталина
от 23 августа 1943 года  
«Сегодня, 23 августа, войска Степного фронта при активном содействии с флангов войск Воронежского и Юго-Западного фронтов в результате ожесточенных боев сломили сопротивление противника и штурмом взяли город Харьков…
 В ознаменование освобождения Харькова 89 гвардейской Белгородской стрелковой дивизии, 252, 84, 299, 116, 375, 183-й стрелковым, 15, 28 и 93 гвардейским стрелковым дивизиям присвоить наименование "Харьковских" …
В знак торжества по случаю победы под Харьковом сегодня, 23 августа, в 21 час столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует нашим доблестным войскам, освободившим Харьков, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий».
Обратите внимание на то, что датой освобождения Харькова в приказе Сталина стало 23 августа, т.е. за сутки до окончания встречи  наших союзников по антигитлеровской каолиции в канадском городе Квебеке. Оно было законодательно закреплено Приказом №4 Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза И. Сталина. Торжественного митинга на центральной площади освобожденного Харькова не было, потому что там разрывались немецкие мины и снаряды. Реалии истории таковы, что 23 августа на территории города еще находились немецкие войска.  Днем освобождения города общепринято считать день,  когда город полностью освобожден от войск противника.
Дальнейшее развитие событий.
В ночь с 28 на 29 августа группировка генерала Вернера Кемпфа начала наступление с немецкой территории города в направлении центра Харькова.   По ул. Змиевской (сейчас пр. Гагарина)  группа  танков и пехоты прорвалась до ул. Кирова. Оттуда до центра города было рукой подать. Наступление было остановлено. В результате ожесточенного боя немцы отступили. 29 августа наши войска освободили районы Змиевской улицы. 30 августа утром освободили Краснобаварский район и территорию аэродрома, то есть город был освобожден полностью. Немцы покинули пределы города Харькова.
30 августа в 14.00 начался памятный митинг в честь освобождения Харькова с участием Жукова, Конева и Хрущева. Провели  его в центре Харькова, т.к. там уже не могли разрываться немецкие мины и снаряды. Немцев в черте города не было, кроме военнопленных.
В историю войны вошли краткие строки, что Харьков был настолько большим по площади и укреплённым оборонительными рубежами, что пять советских армий трёх фронтов — Степного маршала Конева, Воронежского генерала Ватутина и Юго-Западного генерала Малиновского — брали его 18 дней, с 13 по 30 августа.
Окончательно угроза контрудара немцев в центр города была ликвидирована 5 сентября, когда советские войска освободили Мерефу.
Почему город Харьков не стал городом-героем?
В четырёх битвах за Харьков были самые  большие потери  в живой силе и танках за всю историю второй мировой войны, больше даже, чем при обороне Сталинграда.
По мнению харьковских старожилов, Сталин считал позором для РККА освобождение Харькова лишь с четвёртого раза:  январь-февраль 1942 г., май 1942 г., февраль-март 1943 г., август 1943 г. 

3 комментария:

  1. Уважаемый Виктор Борисович! по вашей просьбе решил оставить комментарий-надеюсь он будет вам полезен!
    Глава "Четвертая битва за Харьков"
    абзац "19 августа на рассвете в бой на Харьков в неподготовленное наступление пошла 5 гв. ТА." -
    ни 19 ни 20 частей этой армии не было в полосе наступления 53 армии:
    «Командарму 5-й гвардейской танковой армии Ротмистрову в составе 18 танкового корпуса и 5-го гвардейского механизированного корпуса с утра 21 августа с фронта Пересечная–Гавриловка перейти в решительное наступление в этом направлении на Коротич-Бабаи и окружить с юга Харьковскую группировку противника...Командующему 53 армии Манагарову установить взаимодействие с 5 гвардейской танковой армией и обеспечить ее артиллерийской поддержкой».

    Это выписка из приказа командующего Степным фронтом И.С.Конева за № 00581\оп от 20 августа 1943 года. А вот боевое донесение о выполнении вышеуказанного задания под названием «Отчет о боевых действиях 5 гв. танковой армии», который хранится в Подольском Центральном Архиве (ЦАМО РФ, ф. 332, оп. 4948, д.31):
    «К выполнению поставленной задачи армии приступили в 9.00 21.08.1943г.
    В районе Пересечная, Гавриловка переправ через реку не оказалось. Действующими в этом районе стрелковыми частями 53 армии не был обеспечен даже плацдарм на южном берегу р. Уды для наведения переправ. Противник, занимая командные высоты на южном берегу р.Уды, и группами автоматчиков непосредственно за линией железной дороги подвергал сильному артиллерийскому и минометному обстрелу переправлявшиеся через найденный брод части 18 танкового корпуса и передового отряда армии. Во время переправы, в результате плохо проведенной разведки 15 танков застряли в заболоченных берегах реки Уды, часть танков подорвалось на минах… Только к 17.00 21.08.43г. части 18 танкового корпуса и передового отряда танковой армии закончили переправу через р.Уды и приступили к выполнению задачи. Противник оказывал сильное огневое сопротивление с рубежа высот южнее реки Уды… С рассветом 22.08.43г. в бой был введен 5 гвардейский механизированный корпус, который получил задачи до 6.00 переправиться через реку Уды в районе Пересечная, Гавриловка, ударом в направлении Коротич, Бабаи к исходу дня выйти в район Бабаи и закрыть путь отхода Харьковской группировки противника на юго-запад… К исходу 22.08.43г. части танковой армии ворвались в Коротич и заняли его… С целью обеспечения отхода своих частей из Харькова в юго-западном направлении, противник подбросив значительные силы в район Коротич и, поскольку он не был занят нашей пехотой, атаковал и занял его, отрезав передовые отряды 5 гвардейского механизированного корпуса и 18 танкового корпуса… Попытки главных сил 18 танкового корпуса и 5 гвардейского механизированного корпуса прорваться к своим, противником были отбиты.
    В течение 23 и 24.08.1943г. части армии вели бои на северной окраине Коротич. Попытки овладеть Коротич успеха не имели».
    Итог: «В результате боев в районе Коротич с 21.08 по 31.08.43г. частями армии понесены потери – танков Т-34 – 114шт, танков Т-70 – 15 шт., убито 451 чел., ранено – 806 чел.» (ЦАМО РФ, ф. 5гв.ТА, оп.4948, д.31, л.99).
    В 29-м танковом корпусе к этому времени было 80 танков, в 18-м — 50. - Архив МО СССР, ф. 223, оп. 50664, д. 9, лл. 186–187.

    Не стоит повторять вымыслы западных писателей.

    ОтветитьУдалить
  2. Откуда у Вас взялась нелепая фраза Харьков - столица Донбасса. Это простите, бред. Харьков всегда был Слобожанщиной. С самого начала. Это безграмотно с вашей стороны. Эта фраза ставит под сомнение много правдивой информации в вашей статье, к сожалению

    ОтветитьУдалить
  3. Про гениальный план манштейна в феврале 43 г - яный трындеж, коллега) Так же как и про окруженный кавкорпус. У Манштейна недолго думая стибрили, да? Так проверять надо.. Не было в 6А кавкорпуса. Стрелковый был. Кстати, манштейн в воспоминаниях не использует слово "окружение" когда рассказывает о планировании этого контрнаступления. Учите матчасть.

    ОтветитьУдалить